ПРОЛИТЬ СВЕТ НА ТАРИФЫ

ПОЧЕМУ РАСТЕТ ЧИСЛО ПОСРЕДНИКОВ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ

Подробнее >>>
СЦЕНА НРАВОВ

ПЬЯНЬ И ШВАЛЬ ПРОГОНЯТ С ЭСТРАДЫ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



АКУНА МАТАТА, или История одной экспедиции в Африку Исследования

(Продолжение. Начало в №43, 44)
Через какое-то время заскакивает перепуганный Габриель. Оказывается, воинствующее племя борано с эфиопских гор при поддержке племени граббонов, перейдя условную границу, напало на первую деревню эльмольцев (мы находились во второй). Первое поселение эльмольцев находится десятью километрами севернее основной деревни и почти на границе Эфиопии, Судана и Кении.
Границ там, как и застав, конечно, никаких нет. Это на географических атласах есть прямолинейное разграничение, а в действительности - одна сплошная полоса вулканической пустыни и вереница горных хребтов. Больше не расслабляясь, мы оделись в походную одежду, впрочем, другой и не было. Что-то подсказывало - раздумывать некогда. Выскочили из хижины к небольшой группе эльмольцев. Отважный, но не подготовленный народ, они стояли с деревянными копьями и самодельными дротиками.
Из первой деревни прибежал гонец, который и рассказал о нападении на племя мирных рыбаков и скотоводов. Мы еще тогда не знали о крупномасштабной военной акции по захвату и грабежу не только скота и людей, но и самой территории озера Туркана. И, как оказалось позже, возможному захвату “мзунгов” (белых людей), попавших в поле зрения разведчиков этой черной банды. (Прямо война настоящая, а не просто межплеменной конфликт!) Но мы еще не догадывались о настоящей серьезности ситуации.
Габриель сообщил, что нападавших человек двести, и вооружены они автоматами Калашникова, щедро поставлявшимися в свое время в Эфиопию Советским Союзом. Как-то стало сразу невесело, особенно когда мы увидели, что на все племя имеется только два карабина, да и те, по внешнему виду, выпуска времен царя Гороха.
alt
После побега и возвращения в селение мы встретили группу военных
Наш автомат мы не демонстрировали, не нужно было, да и туземцев пугать не хотелось. Так он и лежал у моего рюкзака, завернутый в зеленую плащ-накидку Толика. Габриель тихо нам рассказывал о набегах воинствующих племен, происходивших раньше, о жутких расправах воинов граббонов над беременными женщинами. Они вспарывали животы и выкидывали младенцев. Средневековье какое-то. Но реальность была не лучше. Гонец рассказал, что на этот раз нападающие ведут себя очень агрессивно, и когда он убегал из деревни, то видел уже многих соплеменников убитыми. Ближайший поселок - Лайангалани, находился, как я уже говорил, в тридцати километрах, и добраться туда ночью было делом трудным, да и просто опасным.
Ночью африканская пустыня полна звериной жизни. Как минимум, стаи гиен, скулящих и лазающих между каменных валунов. Одна - это противная и трусливая собачонка, но небольшая стая - это уже реальная опасность для человека-одиночки. Не говоря уже о многообразии местных пресмыкающихся. Ужас африканской саванны - “черная мамба” - змея, укус которой смертелен.
Не всякая противозмеиная сыворотка способна противостоять такому исходу. Про других змей, скорпионов и пауков даже и не упоминаю. По сравнению с “мамбой” они вполне безобидные существа. Тем не менее в Лайангалани послали двух туземцев-гонцов. Только там есть рация и связь с Морсобитом - городком в четырех днях пути на верблюдах к западу от поселка. А двух эльмольцев с карабинами отправили в сторону захваченной деревни. Тут и мы стали различать легкое зарево в том направлении. Видимо, горели хижины. Выстрелов было не слышно - далеко. Предполагалось, что наши дозорные в двух-трех километрах от деревни должны сесть в засаду и в случае появления нападающих предупредить нас выстрелами, дав тем самым возможность занять хоть какую-то оборону.
Женщины и дети, привыкшие к частым набегам, очень быстро собрались и, не дожидаясь дальнейшей развязки событий, побрели в сторону ущелья только им одним известной тропой, наверно, часто используемой для отхода в таких случаях.
Мы в темноте, на ощупь (чтобы не привлекать внимания светом фонарей) стали быстро готовиться к “экстренной эвакуации”. Я засунул в рюкзак документы и какие-то необходимые вещи, автоматически подвинул поближе к входу автомат, мысленно представил, как снимаю предохранитель и передергиваю затвор. Канадец Ричард, почему-то вдруг заговорил по-немецки, видимо, от волнения. Правда, мы слышали только одно слово - “шайзе”. Впрочем, мы с ним были согласны.
Стояли у хижины с палаткой, вслушивались в темноту и тихо переговаривались. Автоматная очередь, короткая и внезапная, прорезала красным огненным блеском черноту африканской ночи. Это было рядом, метрах в двадцати от нас. Еще не веря в реальность происходящего, мы попадали на землю, и краем глаза я заметил, что стоявший рядом со мной Габриель упал как-то неестественно, практически навзничь.
Хижняк, сбивая с ног все время пытающегося подняться Ричарда, стал отползать к берегу озера, увлекая его за собой. Не раздумывая о правильности моих действий, я кинулся в хижину, схватил “Калашников” и рюкзак, сгибаясь и падая, побежал, потом пополз за ними. Мы знали о небольшой вулканической горе черной лавы рядом с озером и перед нападением решили - в случае опасности отходим туда. Реально взвесив наши шансы: с одним автоматом и группой не умеющих воевать рыбаков с копьями против отряда с “Калашниковыми” - мы поняли, что это “не наша война”.
Мы ползли, где-то приподнимаясь и снова падая в камни, колючки и песок. Вокруг ночной хаос, крики людей, лай собак, мычание ослов и блеяние коз. И выстрелы одиночные и автоматными очередями.
Вдруг подумалось - почему-то нас не предупредили о приближении нападающих, хотя должны были выстрелами дать знать об опасности. Потом оказалось, что наших двух вооруженных карабинами “разведчиков” убили, просто зарезали в ночной темноте. Отползая к берегу, я еле видел впереди силуэты Толика и Ричарда. Прокладывая дорогу к спасительному предгорью, Хижняк замирал, всматривался и вслушивался в темноту в перерывах между громом стрельбы. Так и ползли: Толик тащит за собой Ричарда, все время прижимая его к земле и тем самым спасая от пуль, пролетающих выше. Я - вслед за ними, перекидывая рюкзак с автоматом и прикрывая наш отход. Что-то выпукло торчало у меня в кармане и при падении на землю больно царапало ногу. Металлическая кружка (я зачем-то сунул ее в карман) и альпинистский карабин. Он-то, неудачно открывшись, и мешал мне. Быстро выкинул.
Мыслей не было, как и какого-то киношного страха тоже. Страх, наверное, состояние тела, а не души. Нет, руки и ноги не дрожали. Просто пересохло все и сразу. От горла до нижней части туловища. Видимо, резкий выброс адреналина и какая-то химическая реакция в организме дали такой эффект.
Оглянувшись, в свете вспышек автоматных выстрелов замечаю темные силуэты людей. И свист. И даже не понимаю сначала, что это пули свистят и, врезаясь в камни рядом со мной, подкидывают их вверх. Я это слышу и вижу каким-то другим, не физическим зрением. В этот момент еще не догадываюсь о том, что для бандитов мы не просто случайные люди племени, которое нужно захватить.
Мы мишень особая - белая. Заметил: почему-то пули бьют по тем местам, где только что лежали наши тела. Впереди вижу небольшие вспышки света. Это подвесной фонарик на голове Толика заработал в мигающем режиме. Включился от случайного нажатия. Так вот почему такой прицельный огонь, а ведь мы сами друг друга в метре не видим. Пытаюсь ему что-то орать, хрипя и не переставая двигаться. Наконец он слышит. Не сумев выключить фонарь, срывает его.
Черная тьма африканской ночи так же непредсказуема и смертельно опасна, как сама “черная мамба”. Ползешь, уворачиваясь от пуль, и даже не задумываешься о скорпионах, пауках и прочих милых пустынных “гадах”. Небольшая узкая линия берега, между озером и той каменной грядой, к которой мы стремились, в ночное время суток - обычно излюбленное место отдыха крокодилов. (Хижняк поделился своими наблюдениями за рептилиями в этом месте незадолго до нашего “маршброска”.)
Нет, крокодилы - все-таки мирные твари дикой природы. По крайней мере, никто из нас ни рукой, ни ногой им в пасть не попал. Хотя, понятно, что ползем почти на пузе, и как раз по месту их лежбища. Видимо, они разбежались от звука выстрелов или от наших хриплых выкриков. Об этой опасности не думалось.
Где-то сзади послышались голоса, и выстрелы в нашу сторону. Но уже не прицельные. Прижавшись спиной к каменному булыжнику, всматриваюсь в черноту только что проделанного пути. Темно, страшно. Очень. Не думаю. Тогда не думал. Где-то впереди пыхтел ползущий Ричард. Неуклюжий и смешной, он был беззащитным юношей, по воле рокового случая, попавшим на войну. Да мы и сами героями себя не чувствовали. Хотя мы с Анатолием люди опытные и тренированные.
alt
У африканцев - проблемы с глазами. Мы промывали их раствором мирамистина
Анатолий Хижняк - профессиональный путешественник, более пятнадцати лет исследовавший Южную Америку и даже попавший в Книгу рекордов Гиннесса за то, что в одиночку совершил тысячекилометровый переход по джунглям и нашел неизвестное племя индейцев. В походе он встречался с ягуаром и терпел нападение диких пчел. Человек храбрый и подготовленный, он не раз попадал в трудные ситуации. У меня за плечами была непростая армейская служба в Германии, потом серьезная подготовка в военном лагере “коммандос” по курсу “выживание в экстремальных условиях джунглей” в Бразилии. Не раз нам с Хижняком приходилось охотиться на кайманов в затопленных лесах Амазонки, выслеживать гигантскую анаконду в притоках Рио Негро.
Мне доводилось лицом к лицу встречаться с дикими животными на звериной тропе, например, с медведем в сибирской тайге. Сплавляясь по горным рекам, не раз выкручиваться из “безвыходных” положений. На островах Папуа - Новая Гвинея в непроходимых горных джунглях мы нашли затерянное племя папуасов - каннибалов - и вступили с ними в контакт. Уворачивались от стрел диких туземцев и не теряли присутствия духа в таинственных местах с аномальными явлениями.
В общем, бывали в серьезных переделках и были подготовлены к неожиданностям. Но не к участию в настоящей войне. А наш Ричард тем более был сугубо мирным человеком и самым слабым из нас. И, как ни странно, я ему даже в чем-то благодарен за это. Я знал и чувствовал, что рядом есть слабый, нуждающийся в защите, и сам от этого становился сильнее. Странное чувство.
(Продолжение следует)
Сергей Курасов,
член Русского географического общества, специально для “НП”

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
^
Потрясающий материал! Спасибо автору и газете за публикацию! Читается на одном дыхании!
  • Нравится
  • 0
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 31.10.2008
  • Статус: Пользователь offline
  • 1 комментарий
  • 0 публикаций
^
Страшненькие всеже негрики )
  • Нравится
  • 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2020 (102)
Август 2020 (156)
Июль 2020 (230)
Июнь 2020 (235)
Май 2020 (204)
Апрель 2020 (163)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение