ПРОЛИТЬ СВЕТ НА ТАРИФЫ

ПОЧЕМУ РАСТЕТ ЧИСЛО ПОСРЕДНИКОВ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ

Подробнее >>>
СЦЕНА НРАВОВ

ПЬЯНЬ И ШВАЛЬ ПРОГОНЯТ С ЭСТРАДЫ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



За “песошным золотом” Исследования

Мурат Уали
Известный поход казахского войска Каип хана на Аягоз в начале XVIII века не случайное и изолированное событие, как считают казахстанские историки, а одно из звеньев плана русского царя Петра I и сибирского губернатора Матвея Гагарина

Звенья плана

alt

В 1717 году большое казахское войско под предводительством ханов Каипа и Абулхаира двинулось из Туркестана на Иртыш, но было задержано и разбито джунгарами в верховьях реки Аягоз. Река Аягоз и ее западный приток Баканас были западной пограничной зоной Джунгарии. От Туркестана до верховьев Аягоза более тысячи километров. Как и зачем казахское войско оказалось в Джунгарии? У казахстанских историков нет однозначного и вразумительного ответа на этот простой вопрос. Объясняя причины похода казахов на Аягоз, историки пишут о “превентивном ударе”, о желании казахских ханов “ослабить военный потенциал джунгар перед большим сражением”, иногда просто о грабительском набеге. А писатель Есенберлин в романе “Отчаяние” даже пишет о нападении джунгар на “объединенное казахское войско для разведки боем перед большим сражением”. Так ли это? Попробуем разобраться.
Сначала перечислим факты. Двумя годами ранее - в 1715 году - большой русский отряд под руководством подполковника Бухгольца численностью более 3000 человек, выйдя из Тобольска, начал двигаться вверх по Иртышу, рассчитывая попасть через верховья реки в Кашгарию, в город Еркеть. В этом же году начинается переписка между казахским ханом Каипом и русским царем Петром I. Казахский хан просит помощи и присылки войск для совместного похода на джунгар. В следующем, 1716 году джунгарское войско вторглось в Тибет и завоевало Лхасу. Китайцам это не понравилось, и в Тибете началась джунгаро-китайская война. В 1717 году почти пятитысячный русский отряд под руководством кабардинского князя Бековича-Черкасского вышел из Астрахани и направился в Хиву. Что общего в этих военных походах в Центральной Азии?
Логика событий и внимательный анализ письменных источников свидетельствует, что за исключением джунгарского похода в Тибет это звенья плана русского царя Петра I и сибирского губернатора Матвея Гагарина. Какого плана? Но обо всем по порядку.

Великий
комбинатор
Петр I назначил князя Матвея Гагарина первым губернатором Сибири в 1711 году. Как все “птенцы гнезда Петрова”, Гагарин был яркой и неординарной личностью. На посту губернатора он сразу воспользовался возможностями неограниченной власти в регионе при распределении казенных средств, над охотниками за пушниной, над купеческими караванами в Среднюю Азию, Джунгарию и Китай, над артелями бугровщиков, раскапывающими золото чудских курганов, и быстро стал сказочно богат. Зажил на широкую ногу, ел из золотой посуды, подковывал коней серебряными подковами, имел шикарные дома-дворцы в Москве, Петербурге и Тобольске. Вскоре по Москве и Петербургу поползли слухи о неблаговидных источниках его богатств. Первое расследование его деятельности на посту губернатора было быстро прекращено за счет родственных связей всесильного вельможи и подкупа нужных людей. Хотя Гагарин вышел сухим из воды, подозрения царя и подмоченная репутация остались. Тогда сибирский губернатор задумывает грандиозную комбинацию... В 1714 году, рассказав Петру I о сказочных богатствах кашгарского города Еркети и о “песошном золоте реки Дарьи”, Гагарин предлагает осуществить поход за золотом. Пересказывая царю слухи о золотоносной реке, он показывает царю карту сибирского картографа Семена Ремезова. Судя по карте, двигаясь вверх по Иртышу, через его истоки можно попасть на некую реку Чигаусу (или Бом), по ней - в море Тенгис (Балхаш) и далее в Еркеть или на Амударью. Кроме карты Гагарин предоставил другой неотразимый аргумент - мешочек с золотым песком, якобы привезенный из Яркенда (на самом деле купленный у бухарских купцов). Главным было пробудить интерес царя, а остальное стало бы делом техники. Видимо, Гагарин хотел успешным походом в Яркенд подправить свою подмоченную репутацию, считая, что политический успех даже без “песошного золота” спишет его прошлые грехи. А возможно, он имел и политические амбиции (воспользовавшись дополнительными полномочиями и выделенным оружием стать независимым владельцем Сибири). Это сейчас мы знаем, что река Дарья (Яркендарья) и город Яркенд на ней находятся в Восточном Туркестане, “за горами, за долами” от Иртыша, а Амударья начинается на Памире. А тогда для русских этот край, наполненный, по рассказам купцов, сказочными богатствами и золотыми россыпями, был “терра инкогнита”.
Еще до Гагарина, в 1713 году, туркменский посол Ходжа Непес также рассказывал русскому царю о золотоносной реке Дарье (Амударье) и о плотине, которой хивинцы якобы перегородили ее старое русло, направив реку в Аральское море. Если разрушить плотину, то Амударья снова станет впадать в Каспийское море. Мотивы туркменского посла не до конца понятны и составляют отдельную историческую проблему. Ну а русский царь, выслушав вполне независимые байки Ходжи Непеса и Гагарина, поверил в возможность добраться до “песошного золота”. А рассматривая ошибочную (в верховьях Иртыша) карту Ремезова, загорелся идеей, наряду с походом за золотом, проторить, минуя пустыни, короткие речные пути в Среднюю Азию. В мечтах царю стало видеться, как русская флотилия, выйдя из Астрахани, через Каспийское море, по руслу Узбоя и далее по Амударье доплывает до Бухары и далее до Северного Афганистана. А там - в пику европейцам - и до Индии рукой подать. Пока же по царскому указу Бекович-Черкасский предварительно изучал восточное побережье Касийского моря и искал устье Узбоя, Петр I другим указом отправил экспедицию в Еркеть маршрутом Гагарина по Иртышу. Но к тому времени “царь этой лисе не очень доверял”, поэтому поручил организовать экспедицию не Гагарину, а своему доверенному лицу подполковнику Бухгольцу. Это не входило в планы Гагарина, поэтому Бухгольц столкнулся с многочисленными трудностями при подготовке экспедиции.

 

alt

Матвей Гагарин

 

Но это были еще цветочки. Ягодки начались осенью 1715 года, когда отряд Бухгольца, двигаясь вверх по Иртышу, вторгся на территорию Джунгарии и заложил крепость возле Ямышевских соленых озер. Возмущенные джунгары окружили крепость и не пустили отряд Бухгольца дальше. Всю зиму русский отряд провел в крепости, атакуемый периодически джунгарами, страдая от голода, холода и болезней. В конце концов, весной 1716 года Бухгольц, осознав невозможность дальнейшего продвижения вверх по Иртышу, был вынужден срыть крепость и с остатками людей вернуться в Тобольск. На обратном пути при впадении реки Оми в Иртыш по требованию Гагарина была заложена новая крепость - Омск.
Бухгольц потерпел неудачу, и тогда дело добычи “песошного золота” наконец попало в руки Матвея Гагарина. Контролируя все экономические и политические связи региона, он стал решать проблему комплексно. Несколько коротких экспедиций начали строительство промежуточных пунктов-крепостей на Иртыше. Возмущенный джунгарский хунтайджи Цеван Рабтан требовал прекратить строительство. Но Гагарин отправлял ему послов с подарками и письмами, в которых убеждал в исследовательском и мирном характере экспедиций, в их временности, в отсутствии намерений захвата джунгарских территорий. Усыпляя бдительность хунтайджи, Гагарин строительство крепостей преподносил как помощь в защите джунгарской территории от нападений казахов. Одновременно он подстрекал казахских ханов для набегов на джунгарские кочевья по Иртышу, объясняя им строительство крепостей как помощь в отвлечении внимания джунгар.
С 1716 года Гагарин начинает переписку с казахским Каип ханом. Каип был рад поддержке русских против своих давних врагов - джунгар. Но просил и более материальной помощи - прислать русское войско. Но, конечно, ни Петр, ни Гагарин войска посылать не собирались. В донесении Петру Гагарин писал, что ответил казахам: “Из губернии Сибирской войны на Казачью орду посылать не буду. А калмыцкого владельца воевать им велел...”. Гагарин проводил самостоятельную политику “кнута и пряника”. С одними кочевниками боролся руками других кочевников. В этом нет ничего удивительного, политика есть политика. Лозунги “разделяй и властвуй” актуальны во все времена во всех империях. В октябре 1716 года Гагарин дает тобольскому боярину Никите Белоусову письменное задание-наказ о возобновлении торговли и заключении военного союза с казахами и посылает его к Каип хану. Вот фрагмент этого наказа: “А о войне на контайшу говорить ему с ним, Хаип ханом, и Казачьею ордою разговором, в какое время им послать воевать его, контайшу, и из которых мест, дабы ему, Никите, о том у них уведать подлинно, и в каком числе людей могут оне его, контайшу, воевать”.
Очевидно, что сибирские власти были заинтересованы в отвлечении джунгарских войск от русских экспедиционных отрядов на Иртыше. Поэтому в течение нескольких лет, пока на правобережье Иртыша шло строительство опорных пунктов-крепостей для проникновения в верховья реки, и сам Гагарин, и его преемники давали казахским ханам наказы “контайшу воевать”. К тому же джунгары в 1716 году втянулись в войну с Китаем (может, это тоже дело рук Гагарина?!), и их регулярных войск на Иртыше осталось немного. Вот осенью 1717 года, выполняя задание, Каип хан вместе с Абулхаиром и вторглись в Джунгарию. При этом поход казахов на Аягоз не был исключительным фактом. В вышеупомянутом донесении Петру Гагарин пишет о захвате казахами у калмыков в 1716 году на левобережье Иртыша Маркела Трубникова - посланца Бухгольца к Цеван Рабтану. Из этого, а также из других косвенных данных следует, что казахские отряды не раз совершали походы на Иртыш и нападали на джунгарские кочевья.
В итоге в 1716 - 1719 годах русским экспедиционным отрядам удалось основать на правобережье Иртыша четыре опорные крепости: Омскую, Ямышевскую, Железинскую, Семипалатную. При этом крепость Семипалатная - будущий город Семей - была заложена отрядом Василия Чередова в 1718 году на месте развалин джунгарского монастыря Доржинхит. Надо отдать должное Матвею Гагарину. В развитие Сибири, в освоении Прииртышья и в основании будущих казахстанских городов - немалая доля его заслуг.
 

alt

Карта Ремезова

 

Бесславный конец
Неудача экспедиции Бухгольца не остановила Петра I. То, что эта часть Центральной Азии не Россия, а территории самостоятельных суверенных государств, русского царя волновало меньше всего. Россыпи золота и сокровища Индии - вот что не давало ему покоя. К этому времени Бекович-Черкасский уже разведал восточный берег Каспия и нашел древнее русло Узбоя. Петр I издает новый указ о снаряжении военной экспедиции в Хиву. Вооруженный отряд кабардинского князя выступил из Астрахани в 1717 году. Он должен был привести к покорности хивинского хана, а также по возможности разрушить плотину на Амударье для переноса стока реки в Каспийское море по руслу Узбоя. По современным представлениям и Бухгольц, и Бекович-Черкасский должны были не совершать географические открытия, а во главе фактически диверсионных отрядов проникнуть на территории других государств, закладывать там свои базы, взорвать плотину и изменить русло реки. Это противоречит всем нормам международного права. Но “злобные” джунгары и “вероломные” хивинцы не захотели быть пешками в игре русского царя. Как известно, вторгшийся в Хиву отряд Бековича-Черкасского и он сам были уничтожены по приказу хана Ширгазы.
Матвея Гагарина тоже ждал бесславный конец. В 1719 году он был отозван в Петербург. И Бухгольц, и Гагарин были отстранены от дел и ожидали своей участи. Петр послал на Иртыш независимого ревизора майора Ивана Лихарева (1676-1728). Лихарев, снарядив новую экспедицию, двинулся по стопам Бухгольца вверх по Иртышу. Благодаря построенным крепостям ему удалось проникнуть гораздо дальше вглубь Джунгарии. Он достиг озера Зайсан и прошел несколько дней вверх по Черному Иртышу. Но дальше его джунгары не пустили. На обратном пути Лихарев заложил на Иртыше новую крепость Усть-Каменную. Во время экспедиции петербургский ревизор “нарыл” факты занижения Гагариным реальных доходов губернии, присвоение казенных средств, взятки, вымогательства, угрозы купцам, задержку дипломатической почты в Китай, принятие самовольных политических решений. Кроме того, он понял, что путь вверх по Иртышу в Кашгарию не ведет. После возвращения Лихарева в Петербург Бухгольц был полностью оправдан, а Гагарин попал в руки петровских дознавателей как кур в ощип. После долгого следствия и пыток, в 1721 году, по обвинению в казнокрадстве и попытке мятежа бывший губернатор был публично повешен в Петербурге. Вся принадлежащая ему движимость и недвижимость была конфискована, сын отдан в матросы, а тело в течение нескольких месяцев висело на виселице на Троицкой площади Санкт-Петербурга. Вот так жестоко Петр I наказывал за обман и казнокрадство. А чиновникам, глядя на раскачиваемое ветром тело бывшего губернатора, следовало задуматься о преимуществах честной службы отечеству.

alt

Иртышская линия

Цеван Рабтан вряд ли верил сладким речам Гагарина в его бытность губернатором, но скованный войной с Китаем и отражением казахских набегов был вынужден мириться со строительством крепостей. К тому же китайцы распустили слухи о заключении союза с Россией, и экспедиция Лихарева, казалось бы, подтверждала эти слухи. Воевать на три фронта хунтайджи не хотел, поэтому оказался в сложной ситуации. Впечатленный успешным строительством на Иртыше, он решил, что русские могут построить ему такие же крепости на джунгарской границе с Китаем. Но для этого нужно было принять подданство России. Для заключения такого договора Петр I отправил в Джунгарию посольство во главе с капитаном Унковским. Но пока шли переговоры, смерть в 1722 году китайского богдыхана Канси сама собой разрешила джунгарские проблемы. Цеван Рабтан, убежденный миролюбивыми заверениями нового богдыхана Юнчженя, отказался от идеи подданства. Посольство Унковского уехало ни с чем, и Джунгария осталась независимой.
Таким образом, азиатские мечты Петра I оказались разбиты. Еркеть осталась недоступной, Джунгария - независимой, Бекович-Черкасский был убит, Амударья продолжала впадать в Аральское море, Гагарин нашел свой бесславный конец на виселице. Для Каип хана аягозская авантюра также закончилась бесславно. После возвращения, в 1718 году, был убит при невыясненных обстоятельствах, и переписка с русскими за исчерпанностью темы прекратилась. Лишь для молодого Абулхаир хана горький урок Аягоза стал впоследствии залогом славы Буланты и Анракая.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Февраль 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2020 (102)
Август 2020 (156)
Июль 2020 (230)
Июнь 2020 (235)
Май 2020 (204)
Апрель 2020 (163)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение