ПРОЛИТЬ СВЕТ НА ТАРИФЫ

ПОЧЕМУ РАСТЕТ ЧИСЛО ПОСРЕДНИКОВ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ

Подробнее >>>
СЦЕНА НРАВОВ

ПЬЯНЬ И ШВАЛЬ ПРОГОНЯТ С ЭСТРАДЫ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Письмена земли Люди

Галя Галкина
Он читал ландшафт, как книгу, видел военно-стратегические качества природных объектов. Мог ответить на вопросы: почему таковые возникали в тех или иных специфических ландшафтах, соответственно, какую функцию выполняли. Изучал динамику военно-политических процессов, которые историкам неподвластно было проследить по письменным источникам, учитывая то, что такая информация там отсутствовала.
Болат Жагфарович Аубекеров - доктор геолого-минералогических наук, профессор - владел ключом, позволяющим ему читать письмена земли - ландшафт. Так он прочел ландшафт огромного по территории урочища Карасуыр. Исследовав его, ученый определил, где произошло судьбоносное для казахов сражение с джунгарами Буланты-Билеуитты.
Болат Аубекеров старался передать сакральные знания о ландшафте своим ученикам, преемникам

В предисловии к своей книге “Петроглифы археологического ландшафта Тамгалы” археолог Алексей Рогожинский писал: “Выражаю свою глубокую признательность Б.Ж. Аубекерову - моему главному наставнику в науке, геологу-геоморфологу, ученому мирового уровня, фундаментальные знания и богатейший практический опыт которого продолжают сегодня находить применение в геоархеологическом изучении памятников Казахстана и Центральной Азии, некогда начатом в Тамгалы вместе с А.Г. Медоевым” (Алан Георгиевич Медоев - геолог и археолог, филолог, знаток древнетюркской мифологии и русской поэзии начала XX века, автор уникальной монографии “Гравюры на скалах”. - Г. Галкина).
Рельеф и вода становятся источниками информации для того, кто читает ландшафт. Аубекеров знал, где и как находить места обитания человека, каким образом определять возраст артефактов, их воздействие на среду. Знал науку картографирования. У Аубекерова все окружающее говорило о себе, давало уникальную информацию. Он владел принципами геоархеологического видения ландшафта.
Аубекеров вошел в историю, прежде всего, как организатор научного направления - геоархеологии, которое долгие годы развивалось при его непосредственном участии и руководстве.
alt
Ирина Ерофеева - научный сотрудник Национального центра археологии и источниковедения при МКиИ РК:
“Он умел добиться результата - люди, имея бесперебойное финансирование, могли заниматься решением широкого круга проблем, имели возможность творчества. В научном мире чаще встречаются специалисты узкого профиля. К сожалению, сейчас это стало доминировать. А когда в поле твоего зрения появляется человек многоплановый, способный не только заниматься тематикой, по которой защитил диссертации, но и развиваться в других направлениях: работать в смежных областях, совмещать науки о Земле с гуманитарными исследованиями, то приходишь от этого в совершенный восторг!
Болат Аубекеров смог включиться своими геоморфологическими исследованиями во многие направления древней и средневековой археологии и истории нового времени. Его работы в области изучения рельефа, палеоклимата, ландшафтов и палеолита в целом стали теми сферами исследований, которые сейчас интересуют многих специалистов на Западе. Он дал многогранную и полную картину тем исследованиям в области археологии, которые до проведения подобных исследований не были характерны для казахстанской археологии. Благодаря деятельности Болата Жагфаровича, последние 7-8 лет в определенном смысле стали революционными... Труды казахстанских историков, в особенности, в областях военной и политической истории, истории культуры, почти на 100 процентов основывались на письменных источниках и лишь изредка привлекали материальные памятники. Но зачастую источников не было, а устные предания не дают полной и объективной картины, как это было в случаях с судьбоносными для казахской государственности Аныракайской битвой и сражением Буланты-Билеуитты. Благодаря его участию в наших работах, в работах целого направления, которое представлял собой бывший научно-исследовательский Институт проблем культурного наследия номадов МК РК, впервые данные геоморфологических исследований начали фигурировать в исторических и историко-этнографических исследованиях, что отмечали многие зарубежные ученые-специалисты”.
Ирина Ерофеева - научный сотрудник Национального центра археологии и источниковедения при МКиИ РК: “Прочитав ландшафт, как книгу, Аубекеров мог определить, что именно данное место могло быть местом сражения... А ведь это гигантское урочище, и определить его точно было крайне сложно. Изначально предполагались места - три участка, находившиеся на значительном удалении друг от друга, объединенные под одним названием - Карасуыр. Когда мы объехали эту территорию, он сразу увидел, какие естественные преграды существуют в каждом из них, к тому же видел, какие ресурсы жизнеобеспечения имелись - вода, трава... Он также понимал, какие археологические памятники присутствуют, видел расположение могильников. Аубекеров сразу остановился взглядом на одном из участков и сказал, что только он может быть местом знаменитого сражения, о котором говорят исторические предания, записанные в начале XX века. От руки нарисовал чертеж: вот здесь горы, тут река, там топь. Он отразил все элементы ландшафта, как они между собой взаимосвязаны и какие военно-стратегические качества передают местности. Это было интересно, но хотелось бы проверить...”
И в 2011 году произошло событие, которое подтвердило правильность предположения Болата Жагфаровича.
Искандер Аманжол, журналист, афганист: “Были проведены археологические раскопки, свидетельствующие о правоте Аубекерова. Во-первых, захоронения находились в разбросанном состоянии, было заметно, что они создавались наспех. Во-вторых, захоронения находились в ложбинах. Аубекеров высказал соображение, что это могилы джунгар. Раскопки подтвердили это. Были найдены колчаны, стрелы, предметы с буддийской символикой, плита с изображением Будды, колокольчик и другие предметы. Все это указывало на то, что в этих местах велись боевые действия. Другое место в урочище Болат Жагфарович выделил как предполагаемое место стационарного пребывания войск. Он обратил внимание на то, что в отличие от джунгарских захоронений курганы располагались наверху и их расположение было упорядоченным. Его видение и понимание морфологии ландшафта позволило проследить маршруты передвижения войск, определить переправы, а вместе с этим - и тактику казахов. Занятно, что в документах переправы присутствовали, но до него оставалась невидимыми. Мимо его внимания ничего не ускользало”.
Коллег привлекала и воодушевляла увлеченность Аубекерова наукой. По свидетельству ученых, в экспедициях Болат Жагфарович, несмотря на солидный возраст, не сидел безучастно. Он показывал, объяснял коллегам, что с чем связано, сопряжено. Такого рода практическое обучение было особенно важно потому, что эти вещи становятся наглядными и очень хорошо запоминаются. Ирина Ерофеева: “Он был стихийным наставником. Был чуток и по отношению к людям: это исключительная забота, внимание, чувство такта, уместности, деликатности было у него безусловным. И, наконец, лично для меня ценным и важным стало ощущение надежности, теплоты, уверенности, которое он дарил, а казалось, что подобное проявление человечности навсегда утрачено... И мне теперь трудно представить, что я когда-то поеду в поле без моего Болатушки, потому что практически девяносто с лишним процентов всех моих выездов и полевых работ осуществлялись вместе с ним”.
Его уход из жизни был полной неожиданностью для коллег. Но, как признается Ирина Ерофеева, при всей внезапности смерти Болата Жагфаровича у нее как у близкого друга было какое-то седьмое чувство. Болат Аубекеров и Ирина Ерофеева принялись приводить в порядок его бумаги - отчеты: “Я предлагала их сразу отредактировать, отметить важные нюансы, довести их до полной готовности к публикации. И, несмотря на чрезвычайную загруженность, он отозвался”. Коллеги вместе объездили множество объектов, по каждому участку он писал геоморфологическую картину. И, когда изучили 6-8 таких объектов, Ирина Ерофеева предложила Болату Жагфаровичу сразу делать типологию - что общего в этих горных местностях и расположениях буддийских храмов, что для них характерно в целом, почему они выбрали именно такой ландшафт, а не какой-то другой?.. Болат Аубекеров описал, какими соображениями руководствовались джунгары, выбирая места для строительства буддийских храмов. Оказалось, что, по мнению Аубекерова, эти сакральные места подбирались таким образом, чтобы иметь умозрительный выход в небо - это была своеобразная лестница. Ирина Ерофеева: “Меня это просто поразило, потому что это один из постулатов буддизма. Лестница связывает земной мир с высшими существами. И то, что человек, по своим интересам и сферам деятельности далекий от проблем религиоведения, смог четко и точно сформулировать буддийскую идею, восхищает. Она же присутствует в комплексе Тамгалы-Тас. Это говорит о глубине мышления Аубекерова и понимания мира. У него, в первую очередь, был природный интеллект, уже затем - привнесенное образование. Внутреннее благородство, сочетавшееся с удивительным прагматизмом, умение здраво осмысливать ситуацию. Увы, специалисты такого уровня, как Аубекеров, рождаются редко. Это удивительная, очень индивидуальная личность, и ее отсутствие ощутимо. Ощутимо для меня, для того круга специалистов, которые работали с ним в одной связке. Он обладал громадным опытом работы, индивидуальными качествами, особым качеством интеллекта”.
По мнению коллег, сподвижников Аубекерова, можно многому научиться в науке, можно получить все, но умение мыслить системно и аналитически, как это умел делать Болат Жагфарович, дается далеко не каждому. Ирина Ерофеева: “Он говорил исключительно о научных интересах и делах. В нем не было эгоцентричности. Это свойственно людям, которым нет нужды что-то доказывать. Он просто жил и занимался наукой, был ее Рыцарем”.
Болат Аубекеров покинул наш мир год назад. Но те, кто знал его, убеждены, что он ушел вверх по лестнице, связывающей земной мир с высшими существами. При жизни он нашел эту лестницу здесь, на земле, в урочище Карасуыр, а теперь взошел на ее первые ступени, чтобы вознестись в небо...

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Октябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2020 (102)
Август 2020 (156)
Июль 2020 (230)
Июнь 2020 (235)
Май 2020 (204)
Апрель 2020 (163)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение