ПРОЛИТЬ СВЕТ НА ТАРИФЫ

ПОЧЕМУ РАСТЕТ ЧИСЛО ПОСРЕДНИКОВ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ

Подробнее >>>
СЦЕНА НРАВОВ

ПЬЯНЬ И ШВАЛЬ ПРОГОНЯТ С ЭСТРАДЫ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



О главном Люди

Галя Галкина
Айболат Курманбай: “Кадровый застой лишает офицеров надежды на карьерный рост”
События в Украине показали важность укрепления системы военной безопасности. Глава государства - Верховный главнокомандующий Вооруженными силами Нурсултан Назарбаев 6 марта 2014 года при проведении оперативно-стратегического совещания выразил тревогу по положению дел в Министерстве обороны Казахстана.
Своим мнением о состоянии дел в военной сфере, о правовых аспектах кадровой политики делится полковник Айболат Курманбай

alt
- Айболат Сопыгалиулы, перед министром обороны Казахстана Сериком Ахметовым стоит сложная задача по наведению порядка в Вооруженных силах. Какая, на Ваш взгляд, самая главная проблема армии?

- Сила любой армии - в ее офицерах. Грамотных, квалифицированных, хорошо знающих свое дело специалистах. Именно от офицерского корпуса, являющегося “золотым фондом” армии, полностью зависят боевая готовность и судьба страны. Главной нынешней проблемой всех военных структур (Вооруженных сил, Пограничной службы КНБ, Национальной гвардии, Службы государственной охраны, войск МЧС), которые общество воспринимает единым понятием “армия” (военная организация государства), является их кадровое состояние. Просто в Министерстве обороны - как в органе, осуществляющем управление Вооруженными силами, эта проблема выражена более ярко. Вопрос не только в работе по подбору, обучению, назначению на должности, прохождению службы, в личных и деловых качествах офицеров, но и в организации их качественной работы, контроле деятельности. У нас государство так и не определилось в вопросе, какой именно должна быть кадровая политика в Вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях. Приведу пример. 31 декабря 2013 года своим Указом №720 президент утвердил Концепцию кадровой политики правоохранительных органов РК. То есть в полиции и прокуратуре отныне имеется столь важный документ, а у военных подобной концепции не было 22 года и нет поныне. А ведь отсутствие государственной кадровой линии влекло перекосы в работе с людьми. Раз нет документа, касающегося кадровой политики, то можно и допускать злоупотребления, никто ведь не одернет. Не должна быть ситуация такой, как сложилась сейчас в центральном аппарате Минобороны, когда в должности полковника состоят лица, не имеющие дипломов о военном академическом образовании или магистров, когда нет системной ротации офицеров управлений с войсками, нет требований по обязательному прохождению службы в гарнизонах начиная с низовых должностей и только по имеющейся воинской специальности.
В развитие Концепции кадровой политики должны быть приняты принципиально новые по содержанию правила прохождения службы, соответствующие программы и планы реализации.
- Несмотря на то, что эта проблема постоянно поднимается, она, видимо, не решается?
- Причин много, и, в первую очередь, они заключаются в трайбализме, протекционизме, землячестве, круговой поруке, коррупции и отсутствии настоящего желания бывшего руководства оборонного ведомства ее решать. Существующая же кадровая политика превратилась в своеобразный симбиоз материального и нематериального торга, в злоупотребления под разными окрасами. Шел открытый подбор кадров по принципу личной преданности, причем независимо от военных заслуг, профессиональных и личных качеств. При этом страдал важнейший постулат - доверие к руководству Вооруженных сил. Сам же принцип “меритократии”, то есть признание личных заслуг в карьерном росте, до сих пор находится в “прихожей” оборонного ведомства. Существовала и законодательная лазейка для проникновения в военные ряды случайных людей. К примеру, это гарантированная норма о назначении пенсии по увольнению - не только через 25 лет общей выслуги лет, но и через 12,5 года непрерывной службы при общем стаже 25 лет (подпункт 3 пункта 1 статьи 64 Закона о пенсионном обеспечении). То есть человек, допустим, побыв на “гражданке” ветеринаром или агрономом 12,5 года, а затем военным - 12,5 года (где-то при штабах), приобретал право на пенсию. Эта иждивенческая норма до сих пор служит основой для конфликта между лицами, прослужившими 25 лет и 12,5 года. Почему одни служат как положено, а другие - полсрока, и то непонятно кем? По имеющейся информации, сейчас против отмены нормы 12,5 года выступает Генеральная прокуратура, поскольку прокуроры, став в 2011 году сотрудниками правоохранительных органов, тоже хотят ее использовать как основание для получения пенсий. Важнейшее значение имеет и дифференциация труда, то есть у лиц, находящихся на сервисных должностях, оклады и воинские звания должны быть ниже, чем у тех, кто занимается боевой готовностью или ее непосредственным обеспечением. В руководстве армии должны быть лица, имеющие высшее оперативно-стратегическое образование и являвшиеся первыми руководителями объединений. Дети генералов должны показывать пример службы, но в частях, тем более что на командных должностях в гарнизонах никто их не видел и вряд ли увидят - они больше любят “паркетную службу” в штабах или за границей. Сложился системный несправедливый подход к организации и оценке деятельности офицерского корпуса, где открыто и без зазрения совести во главу угла ставятся интересы узкого круга лиц или личная выгода. Добросовестный офицерский состав недоволен этой системой, и потому надо выставлять правовой заслон.
- Известно, что Министерство обороны наиболее сильным по своему профессиональному составу было в период, когда его возглавлял Сагадат Нурмагамбетов...
- Да, совершенно верно. Не допускались в центральный аппарат лица, не имеющие высшего военного образования и положительного опыта службы в войсках, не обладающие высокими личными качествами. Это был неписаный закон, причем он касался всех должностей и специальностей. Что же мы стали иметь далее? В своей статье “Господа офицеры. Кто представляет элиту казахстанской армии” я приводил данные, что в 2002 году было уволено из армии 650 офицеров, в 2003-м - 728, в 2004-м - 1134 (эти годы министром был Мухтар Алтынбаев). Кто приходил им на смену? Недавние выпускники многочисленных зарубежных и отечественных военных и даже гражданских вузов, порой вообще не имеющие опыта службы в войсках. В 2005 году прибыли 675 выпускников военных учебных заведений, и в то же время 906 кадровых офицеров и контрактников увольняются из армии. И Минобороны вынуждено было призывать на службу 302 офицеров запаса из выпускников военных кафедр различных вузов, оторвав их от семьи, от работы по избранной ими специальности, причем далекой от военной. В Украине ежегодно уходило из Вооруженных сил около 4000 офицеров ввиду отсутствия перспективы по службе, но численность их ВС в два раза больше нашей. Через десять лет в РК мы видим факт, когда “пиджак”, который вместо того, чтобы по итогам официально подтвержденных уголовных безобразий, допущенных при госзакупках 2005-2007 годов в Аэромобильных войсках, находится в местах не столь отдаленных, в ноябре 2010 года назначается на должность заместителя министра обороны. Этот подполковник, недолго занимавший должность генерал-лейтенанта, не потерялся - он сейчас главный государственный “оружейный барон” Казахстана. Примеров кадровых недоработок и перекосов огромное множество. И, к сожалению, никто строго не спрашивает с министра обороны и других руководителей за злоупотребления главным рычагом армии - правом единоначалия. С годами, а тем более десятилетиями, должен был быть прогресс в кадровой составляющей, а на деле мы видим ее открытую дискредитацию.
- Существует Указ президента №537 “О некоторых вопросах кадровой политики в правоохранительных органах Республики Казахстан”, которым образована Комиссия при президенте по вопросам кадровой политики в правоохранительных органах. Она работает качественно?
- Комиссия эта формально согласовывает кандидатуры, тоже формально вносимые первыми руководителями военных ведомств. А ведь нужно объективное рассмотрение на Комиссии концептуальных вопросов военной кадровой политики и практических дел командования. Благодаря такой комиссии назначались достойные офицеры, шел процесс объективного присвоения государственных наград и генеральских званий. К сожалению, бывает так, что кандидат для выдвижения имеет достаточное образование и деловитость, опыт службы, не коррумпирован, но его подводят личные качества. Поэтому нужно проведение системных аттестаций, в том числе проверка деклараций о доходах и расходах всего старшего командного состава, их близких родственников. Необходимо введение жестких стандартов прохождения должностей, персональной ответственности начальников за подчиненных и дисциплинарной ответственности начальников за представление непосредственных подчиненных на вышестоящие должности. Но надо говорить и о положительном. Со слов действующих офицеров, большим авторитетом в Вооруженных силах пользуются генералы Асхан Тасбулатов, Амир Халиков, Адылбек Алдабергенов, полковники Мереке Кучекбаев, Асылбек Сатыбалдинов, и они достойны более высоких должностей. Кадровая политика в Вооруженных силах должна быть предметом особого внимания президента - Верховного главнокомандующего ВС.
- Министрами обороны были такие известные личности, как обладатель “Халыћ Кањарманы” Мухтар Алтынбаев, а также такие политические “тяжеловесы”, как председатель КНБ, премьер-министр и руководитель Администрации президента. Почему при столь огромных полномочиях они не смогли навести порядок в ВС?
- Этот характерный феномен раскрывает в своей книге “Государственный переворот. Стратегия и технологии” политтехнолог Олег Глазунов. Он пишет, что при возникновении конфликта перед чиновниками встает выбор между личными, корпоративными и государственными интересами. Так вот, если надо, могут пожертвовать личными интересами во имя государственных. Но при противостоянии государственных и корпоративных интересов они не идут против корпоративных (клановых) интересов, с которыми так или иначе связаны, тем более если есть моральные обязательства. Потому серьезной проблемой стало то обстоятельство, что зачастую министры имели двойные стандарты: публично говорили и требовали одно, а на деле сами или через подчиненных делали другое. Им надо было жить жизнью армии, и только тогда возможен был успех.
- Президент РК 6 марта нынешнего года на совещании строго указал Минобороны на приведение в порядок штатной и кадровой дисциплины.
- Решение кадровых вопросов связано и со структурой военного аппарата, и, к сожалению, в военно-штатном блоке тоже много недостатков. Если надо кому-то присвоить звания генерала или полковника, то намеренно “раздувают” штат... Или наоборот: если надо избавиться от офицера, сокращают должность и затем на законном основании увольняют или переводят в другое место. Раньше видами Вооруженных сил командовали командующие, а теперь кругом сплошь главнокомандующие, и из этого соответственно разрастаются штатные структуры, количество военнослужащих и служащих. Но почему-то 13 лет не восстанавливается так необходимая специальная должность заместителя министра обороны по работе с личным составом. С точки зрения военной науки надо изучить вопросы сокращения множества должностей с категориями “генерал” и “полковник”, существования, а может, и снижения статуса многих структур сервисного характера, избавления от непрофильных активов. Офицеры, закончившие военные вузы, ставят вопрос о необходимости присвоения воинского звания “лейтенант” выпускникам гражданских вузов, заочно получающим военное образование на кафедрах. Ведь раньше им присваивали звание “сержант”. С обидой мотивируют вопрос - в какой это армии видано, чтобы военными профессионалами затем командовали люди с “гражданки”? И такие нюансы надо изыскивать, всесторонне прорабатывать и решать. При обострении обстановки на Украине выяснилось, что из 41 тысячи человек личного состава главного вида войск - Сухопутных - боеготовы только шесть тысяч. Как и у нас, половину войск составляют военнослужащие сервисной категории, которым не положено держать в руках оружие, и женщины, которых в бой не пошлешь - воевать некому! Во многих вооруженных силах существует практика, когда на сервисных должностях работают гражданские военнообязанные лица, которые в случае мобилизации автоматически становятся военнослужащими. А в России предлагают внести изменения в "Положение о порядке прохождения военной службы". Из пункта 4 статьи 34 документа (в нем перечислены основания досрочного увольнения) исключат буквально один из абзацев. В результате военнослужащие, имеющие незначительные для продолжения дальнейшей службы ограничения по состоянию здоровья, но признанные годными к должностям с менее жесткими требованиями по здоровью, будут обязаны продолжить службу.
alt
- События в Украине показали важность работы с офицерами запаса. При мобилизационном ресурсе в 6,5 миллиона человек в военкоматы Украины в марте добровольно явились всего 20 тысяч...

- В Казахстане работа с офицерами запаса фактически не ведется, в лучшем случае она ограничивается присвоением “по блату” акимам, госчиновникам и бизнесменам воинского звания “полковник запаса”. Это безобразие надо нормативно прекращать, поскольку высокое звание “полковник” девальвируется и присвоение званий должно быть только за нынешний воинский труд. Мало кто знает, но нынешний боевой состав армии рассчитан на десяток дней активных боев, а основной приток личного состава должна дать мобилизация через военкоматы.
Офицеры запаса - это боевой резерв армии. Какая насущная проблема у них? Из-за отсутствия автоматических перерасчетов пенсии среди военных сильно разнятся. Положение дел, когда бывшие военные, находившиеся в одинаковом служебном положении (должности, звания и выслуги лет), но уволенные в различные годы, получают совершенно разные выплаты, является ненормальным явлением и нарушает принцип равенства. Особо отмечу, что в своем Послании народу Казахстана от 1 марта 2006 года президент в разделе 3.1. “Поддержка наиболее “уязвимых” слоев населения” указал: “Должен быть наведен порядок и устранены возникшие перекосы выплат пенсий пенсионерам силовых структур”. Поручение президента не выполнено и не внесены изменения в пенсионной закон. Отсутствие кадровой перспективы в период службы и социальной справедливости по увольнению (в том числе по жилью) ставит офицеров в положение аутсайдеров жизни.
Важное значение имеет возврат на государственную работу и военную службу в Администрацию президента, правительство, оборонное ведомство добросовестных генералов и полковников - образованных, преданных государству, имеющих военный и жизненный опыт. Это генералы Алибек Касымов, Алихан Джарбулов, Махмут Телегусов, Дамир Халиков, Болат Дарбеков.
- В ходе “бархатных революций” стран СНГ было много случаев, когда военнослужащие, нарушая присягу, не исполняли приказы командиров. Как видится минимизация этого явления?
- Неповиновение или неисполнение приказа, дезертирство, добровольная сдача в плен по Уголовному кодексу влечет наказание, как за воинские преступления. Общепризнанно, что военными движет не только осознание воинского долга, но и страх перед наказанием. Герой Советского Союза полковник Бауыржан Момыш-улы в своей книге “Психология войны” писал: “Ни один “белсендi” (демагог) не хочет понять, что страх как явление существует везде, во всех армиях (то есть как чувство, присущее живым, с душой, сердцем людям). ... Страх преодолевается принуждением вообще”. События в Украине показали, что при президенте В. Януковиче правоохранительными органами, прокуратурой, СБУ не выполнялись приказы по наведению правопорядка и нейтрализации деструктивных действий, а применение законной властью дисциплинарных мер к сотрудникам этих органов не давало никакого эффекта. Армия же не выполнила долг и была деморализована при аннексии Крыма. В Украине всего 435 генералов армии, СБУ и прокуратуры, из них 400 действующих, и никто не захотел отдать свою жизнь за независимость и территориальную целостность государства, более того были факты предательства. Нам надо изучить вопросы об усилении ответственности за воинские преступления, а также введения уголовной ответственности для сотрудников правоохранительных и органов национальной безопасности за неповиновение или неисполнение приказа в условиях боевой обстановки, обеспечения режима чрезвычайного положения или проведения антитеррористической операции. Государственный аппарат принуждения должен иметь право и обязан применять силу в отношении всех сторон общественных отношений в целях защиты национальных интересов.
- Какие надо принять первоочередные меры по укреплению армии?
- Большинство казахстанских офицеров считают необходимым принятие трех основных мер. Это освобождение Минобороны от функций по производству и продаже оружия. Второе - это восстановление военного отдела Администрации президента. Военный отдел в мирное время нужен в целях организации действенного руководства армией по вопросам боевой готовости и оперативного взаимодействия, единого военного строительства, должной кадровой политики и дисциплины. Президент, как Верховный главнокомандующий Вооруженными силами, должен иметь этот орган контроля, потому что функции у секретариата Совета безопасности иные и более широкие. Инициатором создания военного отдела может выступить сама Администрация президента РК. Третьей мерой является повышение человеческого фактора, что включает изменение теории и практики кадровой политики, повышение качества идеологической работы, социального обеспечения действующих и уволенных в запас офицеров.
Офицерский состав в абсолютном большинстве является добросовестным, преданным родине и президенту РК, и задача - только в правильной организации работы с ним. Анализ дел показывает необходимость проведения глубокой кадровой реформы, где инициатором законодательных преобразований должно выступать Министерство обороны - как головной разработчик блока, касающегося правового и социального статуса военнослужащих.

Справка “НП”
Курманбай Айболат родился 07.06.1960 в Жамбылской области. Срочную военную службу и учебу в Военном институте проходил на Западной Украине в городе Львове. В 1983-1992 годах служил офицером политических органов в войсках противовоздушной обороны. Участвовал в становлении Вооруженных сил Республики Казахстан. В 1996 году окончил юридический факультет КазГУ. Являлся начальником международно-правового отдела аппарата министра обороны. Полковник юстиции запаса. Заместитель председателя ОО “Солдаты особого риска”.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2020 (102)
Август 2020 (156)
Июль 2020 (230)
Июнь 2020 (235)
Май 2020 (204)
Апрель 2020 (163)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение