ПРОЛИТЬ СВЕТ НА ТАРИФЫ

ПОЧЕМУ РАСТЕТ ЧИСЛО ПОСРЕДНИКОВ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ

Подробнее >>>
СЦЕНА НРАВОВ

ПЬЯНЬ И ШВАЛЬ ПРОГОНЯТ С ЭСТРАДЫ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Плата за свежий воздух Новость дня / Исследования


Андрей Губенко, Ольга Шишанова

Каждый из нас наверняка отчислял (и не раз) плату за использование особо охраняемых природных территорий, например, при посещении Национального парка, когда подъезжаешь к шлагбауму. Авторы этих строк - тоже. И всякий раз - как и при поездке по платной дороге - задавались вопросом: а почему приходится платить дважды? Ведь однажды, при исчислении индивидуального подоходного налога, ты уже отдал в государственный бюджет десятину заработанных денег. Не из них ли должны идти средства на разного рода социальные, инфраструктурные, обеспечивающие безопасность и прочие нужды? В том числе и на устройство немногих беседок и мусорных контейнеров на лесных опушках?..
Насколько обоснованно с нас берут эти деньги (0,1 МРП + 200 тенге)? Проштудировав регулирующее вопрос законодательство, приходишь к выводу, что не только природа, но и правовая природа обозначенной нормы заслуживает более внимательного к себе отношения

Проблема по поводу оплаты в национальных парках республики заявила о себе чуть больше 10 лет назад, когда власти Алматинской области решили ввести оплату за посещение Иле-Алатауского национального парка, назвав ее экологическим сбором. Объяснили тогда это нововведение тем, что “средства нужны в первую очередь на содержание двухсот тысяч гектаров земли заповедника с его необыкновенно разнообразным животным и растительным миром”. Все это якобы нуждалось в уходе, а финансирования, выделяемого государством, было, как всегда, недостаточно. При этом планировали, что часть денег, полученных от входных билетов, направят “на ремонт дорог, установку скамеек и уборку мусора, остающегося после пикников”. Таксу установили на уровне 200 тенге, что по тем временам было вроде бы и не так уж много, но, с другой стороны, не так уж и мало, особенно для пеших туристов, которые откровенно не понимали, за что с них берут деньги. Ведь общегосударственные тропы, проложенные в парке, по идее, не являлись ни частной собственностью, ни собственностью парка, так же как солнце, воздух и вода на территории этого самого парка. Однако нововведение пришлось по вкусу не только руководству Иле-Алатауского парка, но и других нацпарков на территории страны, которых сегодня в Казахстане насчитывается более десяти.
Дальше - больше. Спустя несколько лет в республике ввели новый размер оплаты, который назвали “за пользование ООПТ”, и который составил 1/10 часть МРП (1 МРП = 2778 тенге). Речь, однако, идет об использовании. О платности пребывания на территории ООПТ нет ни слова. И это чрезвычайно важно. Ведь, казалось бы, чего проще при создании закона четко прописать, например, следующее: граждане имеют право на платное пребывание на территории туристской и рекреационной зон, а также зоны ограниченной хозяйственной деятельности ООПТ. И не было бы никакой двусмысленности.
Однако законодатель этого не сделал. (Почему - это отдельный вопрос, на который мы попытаемся дать ответ ниже.) А ведь что, собственно, обозначает использование и каким оно может быть? Все ли посетители особо охраняемых природных территорий - и в частности, нацпарков - именно используют ООПТ? И значит, должны осуществлять плату? Или, если не являются, опять-таки, пользователями в том смысле, как определяет закон, а просто пребывают на соответствующей территории, то могут посещать нацпарк бесплатно?
И действительно, за что брать плату с посетителей, которые просто пребывают на территории нацпарка, никак не используя его ресурсы? Они не ловят рыбу, не собирают грибы-ягоды, не размещают ульев, на косят траву... Они всего лишь прибыли подышать воздухом и позагорать.
Но ведь воздух и солнечное излучение - не ресурсы нацпарка, поэтому он не может брать плату за пользование ими.

 

 

Вывод: норму налогового законодательства о взимании платы “за использование ОППТ в научных, эколого-просветительских, культурно-просветительских, учебных, туристских, рекреационных и ограниченных хозяйственных целях, определенных Законом РК “Об особо охраняемых природных территориях”, неправомерно распространять на физических лиц, пребывающих на территории ООПТ без использования ресурсов последних. На самом деле в законодательстве относительного этого момента нет даже правовой коллизии - есть фактическое неправильное применение указанной нормы НК РК по кругу лиц.
Кроме того, и предыдущие 200 тенге никуда не делись, их добавили к “официальным” расценкам, и сегодня никто просто не в состоянии пояснить, в том числе на официальном уровне, на основании каких расчетов проводится оплата за посещение национальных парков в республике.
Причем выяснились еще более интересные детали - оказывается, на территории разных парков существуют своя система оплаты и своя ценовая политика.
Например, несколько лет назад, по данным Казахстанской туристической ассоциации, туристы и туристские компании часто сообщали, что на КПП нацпарков сталкивались с нарушениями и злоупотреблением властью. “Так, администрация парка “Алтын-Эмель” ввела собственную ценовую политику, требуя за въезд на территорию 5800 тенге с иностранцев, с граждан СНГ - 1800 тенге, а с граждан Казахстана - 800 тенге”, - отмечали в ассоциации. Другой пример - Большое Алматинское озеро, которое является стратегическим объектом, въезд на его территорию на автомобилях был запрещен. Однако, по словам туристов, на посту стоял человек, готовый за определенную мзду пропустить туда хоть самолет.
Между тем еще в бытность принадлежности территорий, подведомственных Комитету лесного и охотничьего хозяйства парков Минсельхозу, а это было более года назад, оплату за въезд на их территорию, а также взимание “экологического сбора” производили 128 контрольно-пропускных пунктов. Сегодня их количество возросло, поскольку и количество ООПТ в стране увеличивается. Однако точной цифры никто пока назвать не может, хотя МСХ уверяло, что “уплата вырученных средств в бюджет происходит на основании бланков строгой отчетности или чеков ККМ”.
Кроме того, для упорядочения сборов на КПП должны были установить электронные турникеты. Но, как это часто у нас бывает, даже там, где их установили, эти системы не работают. Оплату по-прежнему с удовольствием взимают наличными сотрудники нацпарков.
По информации руководства туристической ассоциации, “на сторону уходит более 50 процентов получаемых денег с туристов и посетителей”. Вот только куда? Видимо, вопрос риторический. Наше издание запросило данные у представителей Комитета лесного хозяйства и животного мира МЭГПР РК, в том числе и по вопросу - как и на основании чего формируется и устанавливается оплата за посещение национальных парков в стране? Оказывается, согласно статьям 584 и 589 Налогового кодекса, определено два вида оплаты: за лесные пользования (при этом к ним не относится сбор гражданами для собственных нужд грибов, ягод и т.п.) и плата за использование ООПТ, составляющая 0,1 МРП с человека в день. Кроме того, согласно приказу КЛХЖМ от 31 мая 2017 года № 17-1/158, взимается еще и 200 тенге за предоставление туристских троп. Эти деньги, как заявили в комитете, аккумулируются на счетах природоохранных учреждений, а потом их должны использовать на очистку мусора и благоустройство территорий.



В любом случае необходимость официального толкования существующих норм напрашивается. Каким оно будет - конечно, вопрос, который решать не нам.
Нам же уместнее задаться другим вопросом, который мы уже проговаривали выше: почему законодатель в свое время не сформулировал обсуждаемую статью 12 Закона РК “Об ООПТ” более ясно и исчерпывающе? А именно отталкиваясь от права бесплатного пребывания на территории государственного лесного фонда вообще (ст.42 Лесного кодекса РК), в отношении особо охраняемой природной территории он вместо конструирования неоднозначных формулировок про “пользование” мог бы прямо постулировать: не только за использование ООПТ, но даже и за само пребывание на его территории взимается плата.
Однако по этому пути законодатель пойти отказался. Причина очевидна: в такой формулировке норма явно бы противоречила п.1 ст.21 Конституции РК: “Каждому, кто законно находится на территории Республики Казахстан, принадлежит право свободного передвижения по ее территории и свободного выбора местожительства, кроме случаев, оговоренных законом”. При этом право свободного передвижения является составной частью права на личную свободу. Да, в некоторых случаях это фундаментальное право человека может быть ограничено (воспоминания о режиме чрезвычайного положения еще крайне свежи), но лишь временно и в исключительных случаях (войны, того же ЧП) или по приговору суда, или в отношения определенных категорий населения (например, иммигрантов).
В противном случае зачем было это право закреплять в Основном Законе? Такой вопрос не могли не задавать себе законотворцы. Вот и выбрали путь юридической казуистики. В итоге де-юре свобода передвижения не нарушается (пребывание в ООПТ бесплатно прямо не запрещается), но де-факто гражданам за простое посещение нацпарка - без оказания им каких-либо услуг - приходится платить.

Фото Алексея Мальченко

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Наши награды    

Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2020 (102)
Август 2020 (156)
Июль 2020 (230)
Июнь 2020 (235)
Май 2020 (204)
Апрель 2020 (163)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение